вернуться к списку мероприятий

Выставка графики художников Александра Задорина, Андрея Шмонькина и Олега Ширинкина

ЗАДОРИН АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ

 (19.12.41-21.11.06) 

 
Заслуженный  художник России. Живописец, скульптор, керамист. Выпускник Средней художественной школы им. Иогансона при институте им. Репина.
В 1969 году окончил ЛВХПУ им. Мухиной, учился на кафедре керамики и стекла у проф. В.С. Васильковского и проф. В.Ф. Маркова. Член Союза художников с 1973 года. Член известной петербургской группы керамистов – «Одна композиция» с 1977 по 1986 год. Член объединения «Санкт-Петербургская Академия современного искусства (СПАСИ). Член творческого объединения – «Озерки» (Деревня художников). Много лет был Председателем ГАК ГХПА  им. б. Штиглица. Постоянный участник международного творческого фестиваля «Мастеркласс», СПб. Участник многочисленных российских выставок с 1964 года. Участник многих международных художественных программ, выставок, симпозиумов и конкурсов.

Коллекции:

 

  • Государственная Третьяковская галерея (Москва)
  • Государственный музей истории Санкт-Петербурга (СПб)
  • Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства (Москва)
  • Государственный музей-заповедник «Царицыно» (Москва)
  • Государственный музей керамики «Усадьба Кусково XVIII» (Москва)
  • Астраханский музей изобразительного искусства (Астрахань)
  • Омский областной художественный музей (Омск)
  • Нижнетагильский областной художественный музей (Нижний Тагил)
  • Музей международной керамики (Кечкемет, Венгрия)
  • Музей декоративного искусства (Пиза, Италия)
  • Фонд интеллектуальной собственности Ломоносовского завода (СПб)
  • Елагиноостровский дворец – музей декоративно-прикладного искусства и интерьера (СПб)
  • Собрание Художественной Галереи города Саусэмптон (Саусэмптон, Англия)

Предназначение

Искания не имеют никакого значения.
Важны только находки»  П.Пикассо

Александр Задорин любил искусство, как единственную цель своей жизни. Он сам был человеком искусства – кисти, пера, карандаша,  керамики и фарфора.
В самое глухое советское время он учил себя и окружающих друзей-художников быть свободными. Его называли «наш Пикассо». В семидесятые он выбрал Пабло в собеседники, и на этом единичном примере можно долго рассуждать о диалоге культур, длящемся не одно десятилетие. Он никогда не подражал Пикассо, всю жизнь проникаясь его личностью, жизнью, искусством. Он творил себе кумира с абсолютной верой в собственные силы. И стал неповторимым явлением в истории ленинградского-петербургского искусства.
Леонардо да Винчи как-то заметил, что первая картина состояла из одной единственной линии, что окружала тень человека, отброшенную солнцем на стену. В рисунке Александр кристаллизовал художественное кредо, раскрыв в линии своё виртуозное владение формой. Именно графика стала своеобразной экспериментальной лабораторией для Задорина.Все найденное в графике он включал в живопись, керамические пласты, фигуры. Познав суть его эстетики в рисовальном действии, можно увидеть образ художника, прошедшего путь от жизнерадостного, восторженного фантазёра, играющего со штрихом, с цветовым пятном к вдумчивому философу, способному так разыграть и соединить форму и пространство, что печаль становится трагедией, а избранный стиль приводит к катарсису, к духовному очищению.
Его владение тушью, акварелью виртуозно. И при этом такая стихия энергии, впечатлений, такое ощущение временного пространства. Что хочется воскликнуть: «Браво!»
Он создавал свой театр формы. В этом театре раскрылся его дар лидера - властного и жесткого, довольно эгоистичного. Он один знал и понимал – какой результат ему нужен, хотя, в конечном счете, многое и для него оказывалось неожиданным. Он включал в творческий процесс такие ценные качества, как воля, интеллект, воображение, интуиция и на свет рождалось уникальное произведение.
Всю жизнь Задорин искал форму и ничего важнее этого в искусстве для него не было. С ним случилось тоже, что и с Пикассо. Пикассо говорил о кубизме: «Кубизм не зерно и не зародыш, а искусство, для которого прежде всего важна форма. А форма, будучи однажды создана, не может исчезнуть и живет самостоятельной жизнью.»
Пушкин говорил, что поэта нужно судить по тем законам, которые он сам для себя создает. Задорин сказал, что он хотел и откровенно указал дорогу, по которой шёл. Это был трудный, но во всех смыслах единственно возможный и логичный для него путь. Александр говорил, вслед за Пикассо: «Произведение не должно пахнуть потом». И в его произведениях легкость, виртуозность, артистизм  - подкупают. Фантазия Задорина – бесконечна, но все его произведения объединяет то, что художник не желает держаться одной стилистической нормы. Поэтому к нему всегда интересно обращаться, не знаешь, с чем столкнешься, но это всегда живой язык, выражающий отношение к меняющемуся миру.

 

ОЛЕГ ШИРИНКИН

Член Союза Художников, Союза Дизайнеров России, художник-архитектор, дизайнер, путешественник. Член Общества Акварелистов Санкт-Петербурга, участник, дипломант международных, всероссийских конкурсов, выставок.
 Окончил Пензенского художественного училища им К.А Савицкого в 1978 г., окончил Ленинградское Высшее Художественно-промышленное Училище им. В.И. Мухиной  в 1983 г. 
Профессор, заведующий кафедрой  «Интерьер и оборудование» Санкт-Петербургской Государственной Художественно-промышленной Академии им. А.Л. Штиглица. С 1996 возглавляет архитектурную студию. По его проектам выполнено большое количество общественных и жилых объектов в России и за рубежом. 
Он много путешествует по России, русскому северу, другим странам и континентам. На протяжении последнего ряда лет стал организатором и участником экспедиций в страны Южной и Центральной Америки, это Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Колумбия, Коста Рика, Куба, Мексика, Никарагуа, Панама, Перу, Сальвадор, Чили, Эквадор. Результатами этих поездок являются творческие отчеты об увиденном, а также фильмы, фотографии, акварельная графика.

 

Путешествие в акварель

«Единственная основа – это природа. Только в ней существует свобода и вместе с тем самое сильное принуждение»   
                                                                                                                                  Жан-Поль Рионель
Олег Ширинкин - выпускник Пензенского художественного училища им К.А Савицкого,  по окончании которого работал по специальности в Донецке. Но выбрал Ленинград,  где поступил в Высшее художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной.
Сейчас Олег - профессор, заведующий кафедрой  «Интерьер и оборудование» Санкт-Петербургской Государственной Художественно-промышленной Академии им. А.Л. Штиглица, возглавляет архитектурную студию. Его работа тесно связана с архитектурой, дизайном,  преподавательской деятельностью. Но как  творческому человеку,  художнику совместить регламентированную жизнь с  необходимостью, желанием свободы, независимости, раскрепощения? Рецепт известен, простой и сложный - творчество. Холст, кисть в  руке художника и тайна, которая вот-вот  возникнет на кончике этой  кисти и сделает его абсолютно свободным, и свяжет его душу с бесконечностью. Писать акварелью значит жить без слов и обдуманных мыслей, находиться в том измерении,  где правят интуиция и кураж. Акварель, как очищение от ежедневных условностей, к чему обязывает профессия.
Олег не может оставаться долго на своем  рабочем месте без подпитки при общении с природой.  Путешествия стали его страстью и желанием находиться в постоянном поиске. Он много ездит по России, русскому северу, другим странам и континентам. На протяжении нескольких  лет он  отправляется в экспедиции в страны Южной и Центральной Америки. Это Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Колумбия, Коста- Рика, Куба, Мексика, Никарагуа, Панама, Перу, Сальвадор, Чили, Эквадор. Результатами этих поездок являются творческие отчеты об увиденном, а также фильмы, фотографии..
В путешествиях акварель для него - идеальное средство самовыражения чувств от увиденного, где природа - божественный провокатор, который не оставляет шансов быть равнодушным перед ее величием и хрупкостью, вызывающий изумление перед ее проявлениями.  
Олег не скрывает желания извлечь  из акварели ее изысканную гармонию, где она остается бесконечно тонким средством выражения и стремления прислушаться к толчкам бессознательного или ухватиться за ниточку прояснений в мыслях, постигнуть восточную этику. Процесс этот чрезвычайно сложен, но упоителен, равносилен скольжению по первому тонкому льду, когда он зовет пробежаться как по воде, который прогибаясь, потрескивает под ногами, но держит и зовет все дальше и дальше за горизонт. Это, как прикасаться к лепесткам мимозы,  чувствовать их бархотистость, а  они, доверяясь прикосновениям пальцев, не смыкают их перед вами.
 Квинтэссенции акварели свойственна прозрачность, движение воздуха вокруг, трепетание знаков, излучение света и бесконечные переливы тонов. Бумага не просто основание, но и ее составная часть и излучающая матрица, способная поглотить и одновременно отражать цветовые волны. Об этом можно сказать словами Анри Мишо – « Бумага, впитывающая много, безумно, постоянно и глубоко – вот что говорит больше, чем краски, которые я накладываю на нее как приманку, как массу на растерзание. Вода акварели громадная как озеро, всеядный демон, поглотительница островов и создатель миражей. Она сносит плотины и переполняет миры. Видеть  сначала с тайной, а затем все с более открытой радостью, как линия моего рисунка тонет в воде. Я вижу, как вода просачивается повсюду.»  Желание пропустить эти ощущения через себя, насладиться ими и испытать радость, как долгожданную награду, когда работа закончена, наверное, это здорово!

 

АНДРЕЙ ШМОНЬКИН

МЕЖДУ ЛИНИЕЙ И ПРОСТРАНСТВОМ.

От искусства не должно пахнуть потом. Пабло Пикассо.
Наверное, самым главным для Андрея Шмонькина всегда был поиск. 
Окончив Пензенское художественное училище, где Андрей получил классическое художественное образование в лучших традициях советской реалистической школы, он поступил в Высшее промышленно-художественное училище им. Мухиной на факультет интерьера. Дальнейшая творческая деятельность всегда была связана с дизайном и архитектурой, где Шмонькин  сделал себе  имя и авторитет.
А живописные и графические работы он делал, в основном, для себя. И по сей день  живопись и рисунок остаются для Андрея  сугубо личным занятием и этим путь  этого художника в изобразительном искусстве достаточно уникален – работа профессионала, не отягощенного заботами о продажах.
Сам Андрей говорит о своём представлении занятием интерьерами, по крайней мере в начале деятельности, как  об ощущении отсутствия свободы, где только со временем стали открываться возможности этого вида творчества.
А занятие живописью, напротив, всегда ассоциировалось с независимостью, где его никто не ограничивал.
Живопись определённо отражает интересы художника, состояние его мозгов, различные влияния на него. Художник может выбрать быть счастливым или пребывать в задумчивости, осуждать, размышлять о катаклизмах, жизненных проблемах, человеческих отношениях.
Все эти ипостаси прошёл в своём творчестве и Андрей. Но затем попробовал и начал как-то работать без философских потуг. Для него любое движение, трепет, ветерок, состояние природы, капелька пота- ценнее, чем все философии, какие только бывают. А женщины! Они настолько красивые, радостные, интересные в своих переживаниях! Вот эту радость и свободу Андрею и хочется показать. Он говорит: «Искусство свободно, не надо задумываться о нём. Не пытайтесь понять, что изображено, просто любуйтесь линиями и смотрите.
Андрей не задается вопросами «зачем» и «откуда», он просто ищет само движение, такой еле уловимый трепет, еле уловимый переход от одного состояния к другому, соприкосновение фигуры и окружающего. Когда девушка сидит или лежит на ткани, ты не видишь границ её тела. И интересно, где они? То ли это граница плоскости или ткани, то ли её тела, её мышц. А Андрея интересует  даже не линия тела, а соприкосновение тела и среды, в которую оно погружено – соприкосновение форм, выраженное в линиях. Ему хочется рисовать непонятное – не конкретные фигуры, а их соотношение, не линии, а их связь, не сами формы, а переход из одной формы в другую.  Андрея  интересует очень сложная проблема – как рисовать не фигуры, а воздух, вот эту границу. И, кстати, так же и в интерьерах, его интересуют не стены и предметы, а воздух, который они ограничивают.
Но… Но, к сожалению, (или к счастью) в работе с женской натурой невозможно быть этаким беспристрастным  исследователем и теоретиком. К  такому состоянию надо ещё прийти. Матисс - пришёл. А  Андрей всё равно отвлекается на «подробности». Нужно ли Андрею достигать состояния беспристрастности? Не знаем и это не проблема. 
В искусстве не должно быть никаких проблем, должна быть просто красивая линия!

увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить
увеличить

Выставка графики художников Александра Задорина, Андрея Шмонькина и Олега Ширинкина
показать/скрыть header&footer